Главное меню

Вывод активов из банка в тюрьму

Вывод активов из банка в тюрьму

Угроза уголовного наказания за умышленный вывод активов из банка должна стать реальной, считает глава Центробанка Сергей Игнатьев. Сегодня в России четыре из пяти банкротств банков – криминальные, но доказать вину практически невозможно. Для решения проблемы нужно менять как уголовное право, так и корпоративное, говорят юристы.Глава Центробанка Сергей Игнатьев предлагает внести поправки в законодательство, которые смогут помешать выводу активов собственниками и высшим менеджментом банков и предотвратить преднамеренные банкротства кредитных организаций. С такой просьбой он обратился к депутатам на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку. «Единственный шанс – это реальная угроза уголовного наказания. Мы можем констатировать факт (вывода активов) в актах, а схватить за руку не можем...

Если собственник и менеджеры решили украсть, то они это сделают и никакой надзор не поможет... Эти дела очень сложные, очень запутанные: с той стороны тоже грамотные люди. У них интерес украсть так, чтобы их потом не привлекли и не посадили», – цитирует Игнатьева РИА «Новости». «Только каждое пятое банкротство (банков – «Газета.Ru») в России экономическое, а остальные четыре пятых криминальные», – добавил директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов.В качестве примера Игнатьев привел ситуацию с Межпромбанком, который принадлежит сенатору Сергею Пугачеву. Проверка ЦБ показала, что Межпромбанк активно занимался выводом средств. Основная часть кредитов предоставлялась компаниям, которые не вели реальной производственной деятельности. Таких компаний было около ста с капиталом в 10–20 тысяч рублей. «Эти компании получали от банка кредиты на 1,5–2 млрд рублей. Тут же на эти деньги они покупали векселя. Потом проводились еще некоторые операции. В конце концов в активах этих технических компаний оказывались векселя некоторых компаний с Британских Виргинских островов», – рассказал Игнатьев. Конечным бенефициаром таких офшорных компаний был Сергей Пугачев. По мнению ЦБ, эти действия подпадают под статьи 195 Уголовного кодекса (неправомерные действия при банкротстве) и 196 (преднамеренное банкротство). Материалы отправлены в прокуратуру.

Но едва ли к преднамеренному банкротству банка удастся привязать Пугачева, говорят юристы. «Его контроль над банком опосредован несколькими уровнями, там есть и резиденты, и нерезиденты. Данная система создавалась, чтобы оградить конечного бенефициара от претензий, в том числе уголовных. Поэтому, скорее всего, дело выльется в преследование членов правления и советов директоров», – говорит адвокат юридической компании «Юков, Хренов и партнеры» Андрей Лебедев.«Очевидно, что риск был сосредоточен фактически на самом банке, но формально было правильно», – признает Игнатьев.«Сейчас в Уголовном кодексе существует статья о преднамеренном банкротстве, однако вывод активов с юридической точки зрения не то же самое. Это лишь один из этапов банкротства, отдельно за который действующим законодательством уголовная ответственность не предусмотрена, – соглашается с инициативами властей партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Константин Астафьев. – Именно поэтому за подобные действия при необходимой юридической сноровке банкиров к уголовной ответственности привлечь сейчас невозможно». Исправить такую ситуацию могут лишь изменения в действующем законодательстве, причем не только в уголовно-правовом, но и в корпоративном, говорит юрист.

«При выводе активов банки пользуются легальными инструментами. И, если говорить о возможности введения ответственности за это, нужно ставить вопрос о придании таким инструментам незаконного характера», – говорит старший юрист юридической компании «Налоговик» Антон Кротин. Но, даже если удается возбудить дело по факту экономического преступления, перед следователями стоит не менее важная задача – доказать не только событие преступления, но и вину банкира. «По конструкции действующих уголовных статей обвиняемый должен знать, что совершает незаконные действия. А как можно говорить о вине, если о незаконности действий по выводу активов нельзя сделать однозначного суждения?» – задается вопросом Кротин.По мнению юристов, есть два возможных пути решения проблемы – либо запрет вывода активов на каких-либо отдельных стадиях деятельности, либо проработка практики толкования уголовного законодательства.

Сам же Центробанк попросил законодателей дать ему право самостоятельно определять взаимосвязь заемщиков и банка.«Я буду просить Госдуму предоставить право комитету банковского надзора выносить мотивированное суждение относительно связанности тех или иных участников бизнеса», – сказал Игнатьев. По его мнению, это отобьет у банков охоту концентрировать риски в обход нормативов и кредитовать своих хозяев. У некоторых банков кредиты связанным заемщикам достигают 425% капитала, что в 17 раз превышает норматив, поделился Игнатьев.«В 2008–2009 годах основной причиной плохого финансового состояния банков, у которых была отозвана лицензия либо которые были санированы, стало кредитование связанных с собственником заемщиков», – добавил он. ЦБ планирует предложить депутатам поправки в закон о ЦБ, «которые толкуют связанность более широко».

http://www.gazeta.ru/

Добавить комментарий