Главное меню

Четыре версии утроения ВТБ

Четыре версии утроения ВТБ

За последние две недели на банковском рынке возникло сразу два слуха, объединенных общим фигурантом.Мол, вдобавок к уже подтвержденной покупке контрольного пакета Транскредитбанка ВТБ покупает еще и "дочку" чешской PPF Group ХКФ-банк и неконтрольный пакет Банка Москвы. Впрочем, оперативно сделанные всеми упомянутыми сторонами официальные и неофициальные опровержения не позволили дискуссии об утроении активности ВТБ перейти в конструктивное русло. А когда страсти немного улеглись, у участников рынка возникло четыре версии происходящего.Ноябрь чуть не поставил рекорд по числу сделок M&A в российском банковском секторе. В субботу, 13 ноября, информагентство Business New Europe (BNE) со ссылкой на неназванные источники сообщило, что входящая в группу PPF банковская группа Home Credit продает ВТБ свой дочерний российский Хоум Кредит энд Финанс банк (ХКФ-банк). Это второй по значимости игрок на российском рынке экспресс-кредитования в торговых сетях после "Русского стандарта", который к тому же уже давно ведет интенсивные переговоры об аналогичной сделке со Сбербанком. Впрочем, в тот же день и ВТБ, и PPF официально опровергли информацию о готовящейся сделке. В Сбербанке неофициально очень удивились.

В понедельник, 15 ноября, интернет-ресурс Slon.ru со ссылкой на два источника — один из инвестбанков и близкого к руководству мэрии Москвы чиновника — сообщил, что ВТБ ведет переговоры о покупке неконтрольного пакета в Банке Москвы с целью снижения влияния на бизнес банка его президента Андрея Бородина, ставленника Юрия Лужкова. Официальной реакцией обеих сторон в этом случае стало "без комментариев". Неофициально руководство обоих банков сделку опровергало.Позиции сторон в отношении обеих сделок не изменились и к моменту сдачи номера. Ответ главного фигуранта обоих слухов о возможных причинах их возникновения звучал следующим образом. "В настоящий момент ВТБ успешно реализует новую стратегию развития, которая подразумевает достижение показателя рентабельности капитала не менее 15% по группе в целом и более 20% для высокомаржинальных видов бизнеса. При этом у банка наблюдается высокий уровень достаточности капитала, что позволяет совершать крупные приобретения во многих сегментах финансового сектора России,— заявили в пресс-службе ВТБ.— Неудивительно, что ВТБ неизменно привлекает внимание прессы. Это сопровождается тем, что его деятельность, к сожалению, временами обрастает слухами и непроверенными фактами". Эксперты и участники рынка проявили большую изобретательность и выдвинули аж четыре версии, объясняющие, кому выгодно появление такой информации даже в виде слухов.

Чистая спекуляция

Первой отпала самая спекулятивная версия: в преддверии предстоящей продажи десятипроцентного госпакета слухи о своей активности на рынке M&A распускает сам ВТБ, пытаясь приданием большего веса своим бизнес-возможностям разогнать цену акций. Казалось бы, и акционеры порадуются, и в бюджет больше денег придет. Но инвесторов слухами не купишь. "Хотя информацию о намерениях ВТБ по активному росту я бы оценивал как умеренно позитивную, принимать решения, исходя из нее, инвесторы вряд ли будут,— говорит управляющий директор "Тройки Диалог" Олег Ларичев.— Инвесторы вообще довольно циничные люди, для них самое главное — это цена возможных сделок эмитента: если она высокая, то в общем случае реакция инвесторов негативная, низкая — наоборот". В ситуации с ВТБ даже слухов о цене не было, поэтому о реакции инвесторов говорить преждевременно, считает Ларичев.Более того, появление неподтвержденных слухов о готовящихся сделках перед крупным размещением может даже разочаровать инвесторов. "Инвесторы любят определенность, а не слухи,— указывает глава совета директоров МДМ-банка, экс-глава ФСФР Олег Вьюгин.— Более того, нераскрытие инвесторам сведений о серьезных намерениях крупных приобретений в будущем в документации по текущему размещению может плохо отразиться на его результатах и даже увенчаться судебными исками". К тому же в "разгоне" цены акций перед размещением особого смысла нет: ралли перед размещением крупного пакета — традиционное явление. Действительно, с начала сентября, когда было объявлено о том, что правительство РФ может уже в этом году продать 10% акций ВТБ стратегическому инвестору (которым, как впоследствии стало известно, выступает фонд TPG Capital), и по первую декаду ноября акции ВТБ уверенно росли, достигнув к 9 ноября цены 10,76 коп. за акцию против 8,26 коп. на 1 сентября. Однако с тех пор их цена плавно снижалась, достигнув к 17 ноября 10,26 коп. за акцию.

Почти правда

Вторая версия — о том, что источник слухов не ВТБ, а PPF Group или новые столичные власти — нашла больше сторонников, но серьезно проиграла первой по количеству желающих ее озвучивать от своего имени. "PPF Group я бы не стал сбрасывать со счетов, тем более что их интерес просматривается,— говорит один из собеседников "Денег".— Сведения о серьезном интересе к покупке дочернего банка со стороны ВТБ могут быть попыткой давления на цену сделки со Сбербанком или в принципе попыткой опосредованно навязать свою цену как рыночную". В пользу версии о том, что источником слухов о сделке ВТБ с ХКФ-банком может выступать PPF, говорит и тот факт, что родом этот слух из Европы, добавляет другой осведомленный собеседник "Денег".Столичные власти могут быть источником слухов о возможной сделке с ВТБ по покупке неконтрольного пакета Банка Москвы, например, с целью прощупать почву — посмотреть на реакцию клиентов банка, его топ-менеджеров, предположили участники рынка. Есть и побочная версия о причастности московских властей к появлению этой информации. "Высока вероятность того, что возможность продажи части пакета Банка Москвы, в том числе с целью укрепления контроля над банком и снижения влияния Андрея Бородина, обсуждалась в столичных властных структурах,— говорит управляющий партнер инвесткомпании "Третий Рим" Андрей Мовчан.— ВТБ как один из потенциальных покупателей вполне мог упоминаться в этих обсуждениях, впрочем, распространение информации из этого источника я склонен считать не сливом, а обычной утечкой". При этом сам ВТБ, по мнению господина Мовчана, в этой сделке, равно как и в распространении информации о ней, вряд ли заинтересован. "Синергетический эффект, из-за которого делаются такие сделки, в случае ее реализации будет небольшим,— считает он.— ВТБ и Банк Москвы работают практически на одном поле: стоимость суммы в данном случае, возможно, будет даже меньше стоимости слагаемых".

Буйная фантазия

Третью версию, автоматически получающуюся методом исключения двух предыдущих,— слухи возникли со стороны третьих лиц, например, и были порождены фантазией журналистов, подкрепленной воображением ньюсмейкеров,— нельзя совсем сбрасывать со счетов. "ВТБ не раз заявлял, что серьезно смотрит на перспективу расширения бизнеса, в том числе за счет сделок по поглощению других игроков, и этому уже есть подтверждение — готовящаясь покупка Транскредитбанка,— говорит независимый член Наблюдательного совета ВТБ Павел Теплухин.— На наблюдательный совет другие сделки не выносились, но предположения о том, что когда-нибудь они будут, не лишены смысла".Впрочем, эта версия происходящего при дальнейшем обсуждении плавно перетекла в другую, производную от нее, которая и была поддержана большинством голосов.

Неясная перспектива

Четвертая версия построена на том соображении, что слухи о готовящихся сделках ВТБ — вовсе не слухи, а отложенные ожидания участников рынка, которые справедливы даже не вопреки официальным опровержениям, но в силу банальной логики момента. Так, сделка с ХКФ-банком может быть интересна не только ВТБ в целом, учитывая растущую конкуренцию между госбанками и хорошие цены на банковские активы сейчас, но и отдельным топ-менеджерам госбанка, отмечает господин Мовчан: "Например, с точки зрения диверсификации бизнеса и создания некоторого противовеса явному доминированию инвестблока в банке сейчас". PPF Group, по информации из близких к ней источников, также может быть интересно развитие новых бизнесов с большей рентабельностью, которым, в отличие от ХКФ-банка, еще только предстоит достичь потолка.

Гендиректор ЦЭА "Интерфакс" Михаил Матовников слухи о Банке Москвы тоже не считает полным домыслом. "На мой взгляд, Андрея Бородина теоретически могут попросить продать пакет, и в условиях изменившейся политической ситуации он может на это согласиться",— рассуждает господин Матовников. При этом, несмотря на потенциально меньший синергетический бизнес-эффект от сделки с Банком Москвы, политических рисков в ней, как это ни парадоксально, гораздо меньше, чем в сделке с ХКФ-банком. "Сделка по покупке такого крупного игрока, как ХКФ, проводимая на государственные деньги, если речь идет о ВТБ или Сбербанке, должна согласовываться,— рассуждает господин Мовчан.— При этом продавцом выступает иностранная группа, которая вряд ли дает гарантии, что вырученные от сделки деньги будут вложены в России". Пойти на это — весьма неоднозначное с точки зрения государственных интересов решение. "С учетом всех факторов я бы рассматривал вероятность обеих сделок в среднесрочной перспективе как пятьдесят на пятьдесят",— говорит Андрей Мовчан.То есть то ли будет, то ли нет. В зависимости от логики момента.

http://www.kommersant.ru/

Добавить комментарий